Я заворожено смотрел на, то как медленно проявляются очертания моей цели. Дыхание перехватило от неописуемого восторга. Дело осталось за малым. Дождаться посадки. Корабль шёл на автоматике и ничего уже, не должно было случиться. Но глубоко в подсознании скрёбся страх. А вдруг! Я ещё раз осмотрел кабину. Нет. Ни что не сможет помешать мне достичь цели.

Когда всё начиналось, нас было пятнадцать человек. Четырнадцать толстосумов и один прибившийся к ним счастливчик. Это был я. Когда пришло письмо с уведомлением, о выигрыше бесплатного полёта, я не поверил своим глазам. Ещё бы. Путёвка стоимостью тридцать миллионов, совершенно бесплатно достаётся какому-то заштатному бухгалтеру. Отправка по электронной почте письма, для участия в лотерее, с заполненной анкетой, ни имела под собой, ни каких серьёзных намерений, мне просто надо было убить время в обеденный перерыв. До сих пор не вериться. Вдруг это розыгрыш? И после посадки, отовсюду появятся камеры и толпы смеющихся людей, с криком «ПРОГРАММА РОЗЫГРЫШ!!!», на самом деле вы ни куда не летали, всё это бутафория.

Нет, нет, нет! Я помню, я всё помню. Не может быть это обманом. Те тренировки и занятия, на которых отсеялись первые восемь неудачников, а до этого ещё двое не прошли по здоровью. Их должно было быть больше. Наверняка тот старичок, что загнулся в центрифуге, от сердечного приступа, дал немалую взятку врачам, чтобы в графе «допустить к полётам» они написали «годен». Он бы несколько раз подумал, перед тем как упрашивать их и совать чеки, если бы увидел себя в центрифуге, с выпученными глазами и пеной текущей по щекам. Хотя соблазн столь велик. Быть может и я, пожертвовал бы своей жизнью ради полёта. Чёрт побери, да я бы отдал свою почку, ради этого, а получил всё бесплатно.

Это обычная практика. Фирмы по полётам устраивают такую лотерею, чтобы скостить налоги. Всё равно везунчик, не пройдёт дальше тренировок и заучивания кучи методических материалов. Об этом позаботиться сама фирма. Ведь полетят всего четверо. Сотрудникам и обучающему персоналу, даны чёткие указания, ни в коем случае не допустить выродка к полёту. Валить на учёбе и тренировках. В испытательных аппаратах, давать большие, чем остальным, нагрузки. Не выгодно брать везунчика. Везунчик – эту кличку мне дал Эмерет, единственный, с кем я сдружился. Единственный кто не смотрел на меня презрительно. Он же помогал в тренировках, подбадривал, когда я был готов всё бросить. И я прошёл. Скрепя зубами, президент фирмы, вручил мне и ещё трём толстосумам, грамоты об успешном завершении курсов подготовки.

Как странно. Не помню не церемонии, ни то как шёл к лифту, чтобы подняться на корабль. Помню как адски болели суставы — когда корабль набирал высоту, как в голове пульсировала боль — словно рвались нервы. Рядом сидел Эмерет. Помню его лицо искажённое болью и перегрузками, и глаза. Его подбадривающие глаза, говорили мне – мы сделали это Везунчик, мы летим и из них текли слёзы.

Потом когда корабль взял курс. Болтаясь в невесомости Эмерет рассказал мне, что таких маленьких фирм профилирующихся на полётах, не десятки и даже не сотни, а тысячи по всей земле. И все они полулегальны. Полёты пользовались огромной популярностью, а у фирмы правообладателя, не хватало ни средств, ни возможностей, отправлять всех желающих. Да и слетать от имени фирмы, стоило в разы больше. Поэтому она заключала негласные контракты с посредниками. Давая им только координаты цели и время от времени, отправляя излишки желающих лететь к ней. Естественно за все неурядицы и поломки во время полёта, ни кто, в итоге, не нёс ответственности. Фактически за наши жизни, после начала полёта, ни кто не отвечал. Мы были предоставлены сами себе и автоматике. Вскоре нам пришлось убедиться в этом на собственной шкуре.

Где-то к середине полёта, корабль стал терять горючие. Утечка была снаружи. Заглушив двигатели, жребием мы выбрали, того кто выйдет в открытый космос и проверит в чём дело. Жребий выпал одному африканскому миллионеру. Спустя какое-то время, через радио связь мы узнали, что расходиться шов, пробоина небольшая и всё можно залатать. Ещё через пару часов, он сказал, что всё исправил и возвращается. Я потянулся к кнопке, чтобы открыть люк и впустить его, но Эмерет остановил меня. Он постучал пальцем по датчику, топлива и тихо сказал, утечка прекратилась, но нам вчетвером не дотянуть до цели. Когда запускались двигатели, ещё было слышно, как африканец барабанил в дверь. Через несколько мгновений он сгорел от сопла нашего корабля. Эмерет развернул корабль на прежний курс и включил автоматику. Нас осталось трое. Я, Эмерет и высокий мускулистый спортсмен, кажется из России. Эмерет в шутку называл его Зверь.

Помню задремал. Проснулся от криков. Кругом был дым. Я с трудом разглядел Эмерета и Зверя суетящегося у какого-то аппарата. Тот яростно фыркал и выпускал клубы дыма. Его надо немедленно выбросить в космос голосил Зверь. Везунчик, открывай люк для сброса мусора, закричал Эмерет. Я бросился к панели и разблокировал сброс мусора. Втроем мы пыхтя и стараясь не дышать, долетели с бандурой до люка и втолкнули её в него. Первый пошёл!!! Гаркнул Эмерет и нажал кнопку сброса. Открылись внешние створки и в элюминаторе мы увидели, как агрегат резко вынесло наружу.

И вдруг до меня дошло, что это был за аппарат. Это наш фильтратор воздуха. Без него, воздуха чтобы добраться до цели, хватит двум людям от силы. Похоже, понял я это не один. И к сожалению понял медленнее Зверя и Эмерета.

Внезапно, одной рукой Зверь крепко обхватил меня за горло, а второй зажал мою правую руку, я еле мог дышать. У меня не хватит сил задушить его, крикнул он Эмерету, я надышался дыма пока возился с фильтратором. Прикончи его! Эмерет быстро поднял с пола большие ножницы по металлу, которыми перерезал крепления агрегата и поднёс к моему горлу. Он замешкался на мгновение, и в его глазах я прочитал, прости, но цель для меня важнее. Этого мгновения мне хватило. Свободной рукой я схватил Зверя между ног и крепко сжал его яйца в кулаке. Чувствуя как рвётся ткань под моими пальцами и течёт тёплая жидкость, я ощутил невероятный прилив силы. Зверь завыл и отпустив меня, отлетел в сторону. У моего горла уже были лезвия и я быстро вставил между ними окровавленную руку. Эмерет надавил на ручки ножниц, но сил чтобы перерубить кость ему не хватило. Свободной рукой я дотянулся до его головы и схватив  за локоны начал вдавливать большой палец в глазницу. Эмерет отпустил ножницы, и схватился за мою руку. Подхватив парящие ножницы, я с силой воткнул их, в его второй лживый глаз. Потом я задушил плачущего как ребёнок Зверя. Запаковав трупы в мешки для мусора и выбросив их в космос, я смыл следы крови и направил корабль к цели.

Замолкли двигатели. Я встал у люка. Притяжение, подумал я, неужели долетел. Люк зашипел и со скрежетом открылся. Зажмурив глаза от непривычно яркого света, я стал постепенно различать очертания, большой, ярко жёлтой М. Под ней была надпись «Макдональдс – Первое и пока единственное строение на луне».

Дополнительный конец.
Теперь я достиг цели и сделаю, то ради чего летел. Съем биг-мак на луне!
— Мне пожалуйста биг-мак.
— Извините, но у нас закончилось мясо. Следующий завоз, через неделю.