88009 конгресс локевочев и приспособившихся к ним разумных галактических созданий, посвящённый изучению научных изысканий по теме рационального внедрения, на вселенское тело, открытое в 51 секе от л.о.с.с.б.в.о.в.с.м. эры и стоящее с тех пор на очереди, а в случае успешности мероприятия — последующего вступления новой расы в конгломерат.

Балак встал, мельком осмотрел всех присутствовавших и произнёс «Конгресс по рассмотрению вселенского тела населённого разумными существами под клеймом 256668879, объявляю открытым».

Представители рас, зашуршали как не подготовившиеся студенты на экзамене.

Балак внутренне сморщился. Сколько прошло этих сборищ, сотни, тысячи? Он даже с трудом помнил имя председателя, которого сменил на этом посту. Сначала он с гордостью зачитывал длинные и пафосным названия, за которыми скрывалась банальная летучка. Его роль во вторжении казалась такой огромной, что он боялся сломаться под ней. Смешная метафора, ведь существа его вида, выглядели как длинные сухие ветка, с бровями. А он наделённый своим внедренцем невероятным долголетием ещё и вырастил эти брови до, поистине исполинских размеров. В какой-то период локевочи выбирали нового председателя из порабощённых рас. Это считалось большой честью – быть председателем конгресса имени такого-то, от читала такого-то бла бла бла… Быть гласом хозяев! Раса ликовала! Кто бы знал, как долго тянется даруемое почти бессмертие, как уродуется тело, если живёшь 517 секов. Генетика не предусматривает такого для всех подряд. Хотя есть расы, живущие и дольше хозяев. Как это не удивительно, они поработили и их. Но там сама природа и миллионы лет эволюции приспособили их тела к бесконечному перерождению. Раса же таких существ как он, «вознаграждённая» бессмертием с годами, начинала походить на карикатуру самой себя. Как например он. Быть может это насмешка хозяев. Тело сходит сума, органы растут в непонятные стороны. Где сейчас мой блестящий кожный покров, где мои зелёные брови. Нет. На их месте сухая, как буд-то натянутая на палку тряпка с исполинскими бровями кустами и разве этого мало, так ещё нужно наряжаться в глупую мантию. Он вдруг вспомнил, как выползал из зала (не без помощи) прежний председатель, он хотел услышать от него приветственную речь или хотя бы напутственное слово. Но тот, только булькнул откуда-то, из под складок кожи, из которых сочилась мутновато-зелёная жижа. Балак даже не понял, толи это были газы или тот, что-то пытался сказать.

Внедренец не гасил еретические мыли, а казалось даже, ухмыльнулся пропустив их через себя, как бы подтверждая правоту своего носителя.

Ответчики нервно ерзали, ожидая продолжения и не решаясь отвлечь задумавшегося Балака. Внезапно председатель оживился, посмотрел на экран рядом с собой, что-то выискивая и произнёс.

— Слово предоставляется, представителю от расы Полиохов. Доклад на тему выбора дислокации с благоприятным климатом.

Все повернулись к креслу, где лежал большой белый комок шерсти. Клубок оживился и от туда полилась мелодичная речь. Вместе с тем в середине зала возникла проекция планеты. Большая чёткая голограмма, на которой легко можно было разглядеть мельчайшие подробности. Голубые моря и серые континенты. Докладчик обстоятельно рассказывал об изучении, тех или иных климатических зон. Об их положительных и отрицательных сторонах. О пригодности для хозяев и местном населении. В итоге Полиох заострил внимание на одном континенте. Подходящий климат, удобное местоположение, наличие населения. Он стал в красках описывать выбор зоны для внедрения. На самом деле в той мелодия, что производил Полиох не было даже слов. Это был один длинный звук, меняющий тональность. Но Внеждеренец, с лёгкостью преобразовывал речь, для каждого присутствовавшего, в понятный для него образы.

Балаку было нестерпимо скучно. Он прекрасно знал, что будет дальше с планетой. Сначала внедрение в индивидуума, под видом дара свыше, затем, обучение новым технологиям, создание мощного монопольной структуры, и укрепление влияния доминирующей нации на остальные, внедрение технологий в массы, и повсеместный контроль. А дальше дело техники выработанной секами. Это раньше Локевочи начинали с военных действий или с попыток убедить расу добровольно вступить в альянс. Всё неизменно оканчиволось кровопролитием и большими потерями. И тогда был разработан мягкий план внедрения. Постепенно и безболезненно для существ, чаще всего ни о чём не подозревающих.

Доклад был нудным. Балак задремал, отдаваясь воспоминаниям своего Внедренца. Перед ним пролетали видения, яркие долины и прекрасный мир полный любви и понимания. Понятно, что каждая раса пропускает видения Внедренцев через вековой фильтр, гинетической истории своей расы. Но было приятно, как впрочем и всегда.

Балак вынырнул из видений от внезапно наступившей тишины. Он взглянул на времямер и понял, что ошибся, тишина стояла намного дольше. Полиох уже давно закончил свой доклад, но все присутствовавшие видимо решили, что председатель обдумывает его. Балак отстраненно посмотрел на монитор и произнёс.

— Прекрасно. Я думаю, ни у кого не вызовет нареканий выбранный континент и климатическая зона. Прошу голосовать.

Зал заполнил шорох тыкающих в мониторы разнородных конечностей.

— Единогласно! – Подытожил председатель. Он в очередной раз посмотрел на монитор, после чего произнёс.

— Слово предоставляется, представителю от расы Квиритов. Доклад на тему выбора расы с наибольшим потенциалом для развития при внедрении.

Балак окинул взглядом зал, но ни кто не поднялся. Изумлённо подняв брови, председатель заметил пустующее место.

До чего я дожил? – Мысленно отчитал себя Балак — Уже не замечаю, что на конгрессе кто-то отсутствует. На мониторе возле имени следующего докладчика, мерцала иконка входящего сообщения. – Вот так раз. – Пробурчал он. Не удивившись своей невнимательности, а скорее признав её. Председатель потянулся к иконке, чтобы прочитать послание, но не успел.

Автоматические двери, бесшумно скользнули в стену и на входе появилась крупная коренастая фигура. Существо неторопливо, перебирая шестью мощными когтистыми лапами, прошествовало в зал, где остановившись в центре довольно устрашающе оскалилось. Многие из присутствовавших боязливо отпрянули, от вновь прибывшего. Казалось, только что вошедший в помещение монстр, приготовился к атаке. Но через мгновение из его пасти донёсся мощный рык, за ним последовал следующий и ещё и ещё. Внедренец Балока начал поглощать звуковые сигналы интерпретируя их в родную и понятную для него речь.

— Моё сообщество, и я Квирит Барруок-Энене, приносим всем присутствующим свои глубочайшие извинения. – Вещал монстр.

Естественно, он говорил вовсе не такими высокопарными фразами. На самом деле почти весь словарный запас Кваритов состоял из отборной и не очень брани. Квириты ругались всегда и везде, по поводу и без повода. Ругались ведя светскую беседу, хвалясь воинскими подвигами, ложась спать и даже когда выражали уважение и любовь.

— Могу со всем уважением к достопочтенным докладчикам и председателю. — При слове председатель Квирит повернулся к нему и ещё шире оскалил пасть. Этот жест, не мог не вселять ужас, однако Внедреннец мгновенно перевёл его как знак немалого уважения.

— Заверить вас, что задержка моего прибытия была вызвана вынужденной причиной, о которой, как собственно и о задержке было изложено в послании, отправленном по всей форме. Заблаговременно. – Барруок-Энене продолжал, извергать из недр своего ужасающего тела непонятные звуки, но Балок уже не слушал. Его внимание было приковано к самому докладчику.

Какая же огромная пасть, мелькнуло в голове у Балака. Пасть занимающую на первый взгляд почти половину тела, обрамляли ровные ряды, ни чем не прикрытых белоснежных зубов. Над ними, да и собственно по всей голове, безжизненными бугорками чернели несколько десятков глаз. «Не удивлюсь если их сотня» подумал Балак. В памяти стали всплывать отрывки из описания расы, которое он мельком пролистал перед конгрессом.  Квириты — весьма воинственная раса. Почти всё время проводят в межклановых войнах и дуэльных поединках. Однополы. В момент половой зрелости, Квирит начинает вынашивать в подбородочном мешке от десяти до сотни зародышей. Количество органов зрения с возрастом увеличивается пропорционально годам жизни особи. Бла бал бла. Особенностью строения является, подбородочный мешок, в котором со временем скапливается, вырабатываемая железами жидкость, жёлто-коричневого цвета. В момент агрессии, а чаще непроизвольно, эта жидкость, безостановочно впрыскивается в организм. Вызывая у особи приступ неконтролируемой агрессии. Вспомнив это, Балак украдкой взглянул на низ пасти докладчика. Там явственно виднелся, слегка мерцая, распухший пузырь. Председателем овладела небольшая тревога. Уже можно паниковать или мешок только слегка заполнен, как он должен выглядеть, когда переполнен? Надо было внимательней изучат материалы по расам. Укоризненно кольнула совесть. Спокойствие Внедренца свидетельствовало об отсутствии опасности. Странно. Он внимательно присмотрелся и заметил рядом с рычащим монстром, маленькую почти незаметную фигуру. Похоже за созерцанием Барруок-Энене, её не замечал ни кто из присутствовавших. Маленькое неказистое существо с длинным хоботком и крупными глазами, обернув своё щуплое, продолговатое тельце прозрачными крыльями, как ни в чём не бывало, стояло рядом и внимательно следило за подбородным мешком.

Неожиданно Барруок-Энене прервался, резко встав на задние лапы, открыл пасть так широко, что казалось сейчас сломается пополам и завопил. Вопль не смог перевести даже Внедренец. Глаза, без сомнения свирепеющего и хищно озирающегося докладчика, стали наливаться красным цветом. Жидкость в подбородочном мешке клокотала.

Все присутствующие резко встрепенулись.

Так же внезапно как и вскочил, Квирит вдруг прильнул к полу тихо заурчав, как сытый кот. Теперь уже почти все заметили маленького спутника страшного зверя. Заметили и то как он быстро высасывает хоботом из подбородка Квирита жидкость. Через несколько мгновений, брюшко маленького создания, наполненное недавно принадлежавшей Барруоку-Энене жидкостью, безмятежно светилось.

Пока Квирит, извинившись за свою несдержанность, прошёл к своему месту, Балак вдруг вспомнил, кто был его спутник. После того как раса Квиритов была порабощена Локевочи, по мимо того, что регламентировали и упразднили все не санкционированные войны и поединки, приставили к ним, представители другой расы. Древней расы Ахирто. Они легко справлялись с любыми, даже самыми крупными монстрами, просто высасывая из них жизненные соки. Это умение, пригодилось, как нельзя кстати.

Балак в очередной раз восхитился проницательностью и умению, хозяев вселенной, комбинировать многообразные умения и пороки, всевозможных существ мироздания.

Потом он посмотрел на Барруока-Энене и обратился к нему.

— Если докладчик считает, что состояние не позволяет ему зачитать изыскания, я могу перенести его выступление.

— Не в коем случае – Встрепенулся Квирит – Моё состояние, не в коей мере не помешает мне выполнить мои обязанности.

После этих слов, он не без труда поднялся и начал доклад. На возникшей в центре зала голограмме, мелькали различные нации, указывались их положительные и отрицательные для внедрения стороны. И ещё много подобной галиматьи. Удивительно, что захватив почти всё небесное тело на котором они существовали, существа всё ещё не освоили межзвёздные перелёты. Похоже единственное, что им удалось это отправить несколько супников.

Балак честно пытался вникнуть в доклад, но мерцание как буд-то гипнотизировало. Существа на вселенском теле с клеймом 256668879, были мерзкими на вид, обтянутые, толи плёнкой, толи кожным покровом, но столь тонким, что казалось можно было увидеть их внутренности. Округлые органы зрения блестели и прикрывались какими-то отвратительными мембранами, с кучей тончайших стебельков. К тому же на теле была куча непонятных отверстий, одни для поглощения газов из атмосферы, другие для выведения жидкостей и отбросов. Он следил за мелькающими видами существ, на которых готовилось вторжение, их окрасом и всё это начинало сливаться в большой клубок. Клубок превратился в яму, куда его стало засасывать и он задремал.

Так глубоко в подсознание паразита в своём теле, Балак ещё не проникал. Это было подобием некой легенды, которая хранилась в каждом Внедренце. Первый контакт. Познание смысла своего существования Локевочи. Начало-начал. Был век упадка и деградации. Когда каждый вид в мироздании находил в себе какие-то необычайные способности, дарованные свыше, сияние всевышнего, дыхание вселенной, Локевочи не могли познать своего предназначения. Балак ощущал уныние и скорбь каждого представителя, этой ныне могущественной расы, повелителей мироздания. Первыми заприметили планету Локевочи, Гэлуны. Гигантские по сравнению с Локевочи существа, монструозные слизни. Они были приспособленны и развиты не только физически, но и обладали огромным ментальным и мозговым потенциалом. При всём при этом, не признавали другой расы, кроме своей и нещадно уничтожали всех кто встречался им на пути. Высадившись и не обращая внимание, на радостную встречу, а позже и на жалкие попытки сопротивления допотопным оружием, Гэлуны сотнями пожирали мелких существ. Спустя некоторое время они с удивлением заметили, странные изменения в своём поведения. Им слышались голоса которым невозможно было сопротивляться. Подгоняемые этими призраками, уже заражённые паразитами Гэлуны обратились против ещё не вкусивших Локевочи. Случился раскол. Многие пытались бежать, были схвачены и насильно накормлены, маленькими вертлявыми Локевочи. Ни кто не остался без Внедренца. Попадая внутрь чужеродного инопланетного организма, у Локевочи открывается прозрение. Его окутывает кокон из ментальной защиты, который подавляет все опасные для паразита проявления чужеродного тела. Со временем, паразит перехватывает контроль над организмом и даже мыслительным процессом, своей жертвы. Прошло ещё несколько столетий, пока Локевочи изучали технологии и знания своих новых рабов. А после, во все концы мироздания, были разосланы экспедиции в поисках новых слуг. Последний Гэлунэ поднялся на трап звездолёта и покинул первозданную колыбель Локевочи. Глядя в иллюминатор паразит смотрел глазами Гэлунэ на прекрасную родину и думал, что теперь у них есть цель и миссия во вселенной и когда-нибудь, он вернётся домой возвестив о всеобщем единении мироздания.

Балак пришёл в себя, как раз когда закончил свой доклад Элио, гигантский галактический паразит. Какова ирония, паразитирую на других созданиях, он нёс в себе Внедренца.

— …в связи с этим мы считаем, самой подходящей технологией, для развития так называемую электронику и программные продукты, данная наука, на этом небесном теле находиться в зачаточном состоянии и имеет огромный потенциал.

Председатель быстро пробежался по монитору. Так долго он ещё не уходил в забытие. Успели выступить все. — Ну что же, подытожим – подумал он. — Континент выбран. Нация выбрана. Технология которая будет развиваться тоже. Осталось выбрать существо для внедрения. Ну а это уже его работа. Он нажал несколько иероглифов на экране и на континенте быстро замелькали огоньки. Председатель направил голографическую указку и наугад ткнул ей в огонёк. Мгновенно появилась проекция существа в полный рост, далее следовало досье. Довольно посредственный индивид, на верхней части туловища которого были прикреплён некий, странного вида механизм для улучшения зрительных процессов. Начальная возрастная категория, средние умственные способности.

В скором времени он проснётся и услышит голоса, которые помогут ему развиться и научат пользоваться новыми возможностями тела и мозга. Подарят новые технологии, а после помогут организовать гигантскую корпорацию, распространившую со временем своё влияние на весь мир этих существ.

— И так! – Громогласно произнёс Балак. – Осталась последняя священная традиция! В честь наших хозяев и в угоду их сущности, мы должны провозгласить название корпорации через которую, мы будем распространять наше влияние на существ этого небесного тела.

Все докладчики дружно поднялись и каждый на своём языке и на свой лад произнёс.

— «МЕЛКО МЯГКИЕ!!!».

Экран председателя быстро перевёл название на язык выбранной для внедрения нации – «Microsoft».

Конгресс окончился и зал опустел. Только у элюминатора, как буд-то её забыл убрать уборщик, стояла тонкая швабра с большими бровями. Это Балак снял свою мантию и смотрел на яркую планетку вдалеке. Его глазами взирал паразит, уютно устроившийся у него глубоко внутри.

— Так глубинно в видения, я ещё не падал подумал Локевочи. Какая красивая планета. Так похожа на родину. Завтра же отправлю запрос. Пусть хоть на недельку, побываю на родной планете. Хочу домой. Хочу на Землю. – подумал Человек внутри гигантского гибрида растения и насекомого.

л.о.с.с.б.в.о.в.с.м. — локевочи обрели смысл своего бытия в объединении всех существ мироздания.

Локевочи – Человеки.