А цель оправдывает средства, давай
Убивай, насилуй, клевещи, предавай
Ради светлого, светлого, светлого, светлого
Светлого здания идей Чучхе.
©»Харакири» Игорь Федорович Летов

В последнее время внимание анонимуса приковано к событиям происходящим в обоих Кореях, ибо после гнусного убийства Муамара Каддафи и демократизации Ливии, дальнейшее в регионе предсказуемо: страна практически скатилась в каменный век; инфраструктура и транспортная сеть разрушены полностью; госучреждения и школы не работают; жрать нечего; стопитьсот ливийских племён, которые при Каддафи ещё кое-как уживались между собой, начинают пока вялотекущий, но широкомасштабный срач; обыдление благодарных освобождённый от гнёта диктатора ливийцев и развитие радикального исламизма головного мозга у 95% населения. Охуевшие освободители срут кирпичами, ибо при Каддафи такого не было! Также неимоверно доставляет, что те, кто непосредственно убивал полковника, начинают помирать нехорошей смертью.

Угроза мировой темоядерной войны с Северной Кореей – таковы главные тренды нынешних новостей. Несомненно вскоре за страшилками о «непредсказуемом тоталитарном режиме» невозбранно последуют рапорты о «титанических усилиях прилагаемых дипломатами», благодаря которым ситуация вновь «стабилизировалась». От происходящих событий не следует ожидать, что в результате повышения градуса неадеквата, температура достигнет точки кипения мозгов, и очередной виток Кореесрача перерастет в войну. Ибо:

FAIL

Северная Корея. У КНДР одна из  крупнейших армий в мире, правда есть мнение, что мобилизационный потенциал выеден, все и так десять лет в армии, так же имеется небольшой ядерный арсенал. Но этого будет явно недостаточно для победы над войсками объединенной коалиции, во главе которой будут США. У Пхеньяна нет ракет большой дальности, способных миновать две линии стратегической ПРО. Да и опыт последних войн с участием США показывает, что главные/основные объекты военной инфра­­струк­туры их противника будут выпилены в первые же дни. Уже давно существуют эффективные технологии подавления и специфической ядерной составляющей.

Полномасштабной войны должен опасаться сам Ким Чен Ын. Воспитанник частных европейских школ прекрасно осознает: в случае войны он, его соратники и семья обречены. Он помнит, что стало с правителями Югославии (1999), Афганистана (2001), Ирака (2003) и Ливии (2011), когда в дело вмешались американцы. Также в Пхеньяне отдают себе о­тчет и в том, что н­евозможно вести затяжную войну при просраных полимерах в экономике, полном отсутствии какой-либо серьезной технической базы и хроническом недостатке топлива.

Южная Корея. Именно она понесет основные потери в случае в­ойны. Техническое оснащение армии северян можно ставить под сомнение, но вряд ли Сеул захочет проверить это на себе. Несмотря на вооружение, состоящее из импортных танчиков и самолётов, у нынешней южнокорейской армии полностью отсутствует боевой опыт. Олдфаги, сумевшие пережить матч по «зерг-рашу» из объединенной команды чучхейцев и войнов поднебесной, уже давно ушли на покой. Не добавляет скиллов юнитам и тот факт, что в случае войны вся южнокорейская армия полностью переходит под командование США. Данный факт порождает настроения «можно расслабить булки, пиндостан всё сделает за нас!». В итоге грамотных стратегов-управленцев в армии нет как класса. Таким образом, самостоятельная боеспособность данной армии вызывает определённые сомнения.

Китай ввязываться в войну не будет, он уже давно срёт кирпичами от бесноватого и наглухо ёбнутого соседа, регулярно поставляющего лулзы, тонны беженцев и ничего взамен. А в случае войны в Поднебесную устремятся миллионы обездоленных северокорейских беженцев, а к границе подойдут американские войска. Менять условно дружественный режим на весь этот чад кутежа во мгле ада Китаю смысла нет.

США. Победа над старым врагом и частью «оси зла» не выгодна д­аже американцам. Всё, что они смогут получить, — это дичайший рост воен­­ных расходов, который еще больше усложнит бюджетные проблемы страны. А по опыту Ирака, Афганистана и Ливии они хорошо знают, что недовольство собственными властями у населения быстро сменится ненавистью к оккупантам и новым хозяевам жизни.

PROFIT

КНДР. Северокорейцы любят потроллить Южан. Вспомним 2010 год, когда южнокорейский корвет, заточенный на борьбу с подводными лодками, проморгал атаку чадящей дизельпанковой консервной банки, по долбаебизму названной подводной лодкой времен молодости Ким Чен Ира и Никиты Хрущева, взорвался и затонул. В том же году чучхейцы с перепою или с целью профилактики ёбнули из РСЗО по южнокорейской военной базе на острове Енпхедо.

Такие периодические обострения ситуации выгодны Ким Чен Ыну. Всё-таки граждане КНДР живут бедно без надежды на будущее уже лет тридцать. В идеи Чучхе уже никто не верит, в том числе армия и бюрократический аппарат. Нет, конечно же, они могут продержаться на постоянной гуманитарной помощи ещё лет десять. Но что потом? Поэтому создание ядерного оружия и постоянные внешние конфликты — прекрасный способ сплотить голодающее население и элиты. Это особенно важно сейчас, когда молодому правителю еще требуется доказать свою жесткость и дееспособность.

Кроме того, каждый раз как Пхеньян клятвенно обещает отказаться от игр с ракетами и ядерной программой, международное сообщество предоставляет стране гуманитарную помощь в виде продовольствия, топлива, удобрений и медикаментов. Только американцы в 1995–2008 годах потратили на эти цели более 1,3 млрд долларов. Достаточно крупные суммы выделяет и Европейский союз, в 1995–2009 годах общие поставки обошлись в 366 млн евро.

Так же стоит отметить ещё один пикантный момент в теоретическом военном конфликте с КНДР. Сеул, будучи недалеко от границы с северянами, досягаем для ствольной артиллерии. Чучхейцы, не будь дураками, и без атомной бомбы могут  устроить локальный экстерминатус северным территориям Южной Кореи и столице Сеул при помощи простых надёжных каноничных гаубиц и РСЗО.

США. Наличие «непредсказуемого», да еще и «ядерного» северокорейского режима — прекрасный способ оправдать увеличение военного бюджета страны и наращивание военного присутствия в Тихоокеанском регионе. «Американские военные будут продолжать вносить вклад в обеспечение безопасности в глобальном масштабе, о­днако по необходимости мы сместим акцент нашего военного присутствия в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона», — отмечалось в докладе «Поддержание американского глобального лидерства», опубликованном в начале 2012 года за подписью Барака Обамы. Понятное дело, что говоря об «Азиатско-Тихоокеанском регионе» подразумевают Китай, но ведь куда лучше прикрывать военную активность «упоротым сумасшедшим Пхеньяном».

Угроза со стороны КНДР — в­еское основание, позволяющее американцам иметь на территории Южной Кореи одну из крупнейших военных баз (свыше 25 тысяч солдат), при этом платит за нее сам Сеул: только в 2009 году он потратил порядка 694 млн долларов.

Так же «Ракетно-ядерная угроза Северной Кореи» – в середине двухтысячных послужила основой подписания  японо-американс­кого договора о строительстве совместной системы ПРО, которая позволяет американским военным корпорациям получать баснословные прибыли.

Мир?!

Никто не знает, как двигаться к  миру, реалистичных проектов нет. Если вдруг завтра вся правящая верхушка КНДР дружно запросит мира и присоединения к Южной Корее, это оказалось бы неприемлемым для Сеула: адаптация 25 миллионов нищебродов, не обладающих какими либо  профессиональными скиллами и имеющими нулевые навыки социализации — неподъемное дело для страны, т.к. разрыв экономик между двумя Кореями даже не в три раза, как у Германий, а в 20 раз. А немцы всё ещё делятся на осси и весси, хотя уже двадцать три года прошло после объединения.

Тем не менее, медленно, но неуклонно до элит обеих Корей начинает доходить, что оба государства разделенной страны являются заложниками большой геополитической игры, которая не дает надежды на мир. Постепенная демилитаризация КНДР в обмен на инвестиции в развитие сельскохозяйственного сектора экономики страны и экономическую помощь – оптимальный вариант развития событий. В эту сторону отчасти двигаются южнокорейские власти. В экономических связях с Пхеньяном преуспел Китай, пре­до­­став­­ляющий льви­­ную долю про­доволь­­ст­венной помощи и являющийся одним из основных экономических партнеров КНДР. Но усиление китайского влияния на КНДР опять же упирается в геополитическую проблему. Существование злобной, ядерной и бедной КНДР необычайно выгодно, прежде всего, США в их игре по сдерживанию Китая. Мир был бы возможен, если бы большие игроки отказались от геополитических подковёрных игр и договорились о совместной программе нормализации и экономической помощи КНДР. Но в реальной политике так не бывает: во всяком случае, послевоенный колониальный раскол не имеет ни одного удачного примера: Израиль — Палестина, Индия — Пакистан, Корея — Корея. И ждать того, что такое милитаризованное государство, как КНДР, будет доживать свои «последние дни» перед полным коллапсом тихо и без последствий для региона, глупо.

Так что запасаемся попкорном, устраиваемся поудобнее и следим за развитием событий.